Дом Руссова

Я не очень люблю вечер четверга. Не люблю потому, что пятница занята военной кафедрой, вставать на которую нужно очень рано. Поэтому, вечер четвертого дня недели стараюсь просто провести дома. Так было и сегодня (точнее, уже вчера) до тех пор, пока я не открыл ukr.net,  и в сводке новостей Одессы не увидел ужасное — все заголовки были одинаковыми: «Дом Руссова в Одессе горит».

Схватив велик, я выбежал из дома. Уже на углу Ришельевской и Жуковского воздух был смешан с дымом. На Екатериненской дышать было тяжело.

Через 10 минут я был уже на Соборной площади.

На площади много людей: журналисты, милиционеры, простые наблюдатели. Перед горящим зданием много пожарных машин.
Пожарники, которых было очень много, суетливо бегают, разматывают шланги, водители пожарных машин занимают удобные позиции.  К тому времени, как я пришел, пламя успели притушить. Догорал чердак, перекрытие время от времени с грохотом проваливалось на этаж ниже.

С улицы, пылающего еще пару минут назад огня, не видно. Перед глазами страшная, но спокойная картина.

После очередного обвала перекрытия начинает гореть центральный зал верхнего этажа. Загорается мгновенно. Огонь очень быстро распространяется. Пожарные машины снова меняют свое положение, чтоб добраться к нужному окну. Сначала, подъезжают справа.

Однако, добраться оттуда невозможно. Виной тому — широкое столетнее дерево.

Снова отъезжают, подъезжают слева. При том, что пожарных машин перед зданием было очень много, действительно работали только две. И пока многотонные грузовики пытались развернуться на пятачке,  верхний этаж горел уже полностью.

Наконец, нашли подходящее место. По лестнице начинает взбираться наверх первый пожарник. Толпа волнуется.

Огромный белый милицейский жезл справа на фотографии — специальный фонарь. Видимо, в наличии у МЧС есть только один, поэтому его постоянно перетаскивали с места на место (чем на фото и занимаются сотрудники МЧС).

Между тем, пока наверху пожарники, рискуя жизнью тушат огонь, внизу все спокойно, и даже нудно.

Уехал оттуда я в расстроенных чувствах. Ведь дом Руссова, спроектированный Шмидтом и Черниговым, и возведенный в период с 1897 по 1898 год, для меня лично — самое красивое здание родной Одессы. Я очень ждал того момента, когда его отреставрируют. Я свято верил, что выделенный на начало реставрации дома миллион гривен не станет последним.

Толпа выкрикивала обвинения в адрес Климова, Гурвица, Тимошенко и прочих. Вспоминали сожженный музей морского флота, дом возле Привоза,

дом на Польской, вместо которого теперь стоит вот это

Дом напротив этого, который горел совсем недавно

Все всё понимают: горят дома не просто так. И не просто так на месте сгоревших появляются уродские торговые центры. Да только сделать никто ничего не может. Все молчат, и смотрят грустными глазами, словно собаки.

Фото горящего здания на Польской, и уже сгоревшего возле Привоза у меня не случайно. Я давно собирался написать о гуманном способе выселения граждан из старого жилого фонда нашего города. Да только не буду — всё и без меня прекрасно видно.