Чернобыль

26 апреля 1986 года произошла крупнейшая авария в истории атомной энергетики — взрыв четвёртого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции.

Чернобыльская АЭС, которую дальше по тексту я буду называть просто Станцией, находится всего в 110 километрах от Киева. Прошлой осенью я побывал в зоне отчуждения вокруг Станции. А сегодня, в 32 годовщину со дня аварии, публикую свой рассказ об этой поездке.

Помню, что в школе нам рассказывали об аварии и ликвидаторах её последствий. Но в голове осталось неприлично мало. Время от времени я слышал, что в Чернобыль возят экскурсионные туры, но сам туда ехать не думал. Не думал до тех пор, пока в одном из подкастов не услышал, что его ведущий-американец, живущий в Лос-Анджелесе, прилетал в Украину только ради поездки в Чернобыль. Тогда мне стало понятнее, что в моей стране находится уникальный объект, который стоит посетить.

Специально для этого поста Фёдор Гонца нарисовал карту фрагмента Зоны с обозначением основных объектов, о которых и пойдёт речь.

В Зону действительно возят организованные туры. На контрольно-пропускном пункте на границе тридцатикилометровой зоны сверяют документы с заранее запрошенными пропусками. Гиды объясняют правила поведения и раздают дозиметры. Поднятие шлагбаума ознаменует окончание формальностей.

Но визуально практически ничего не меняется. Мы всё так же, как и до прохождения контроля на КПП, едем по узкой асфальтированной дороге, поджимаемой по обе стороны густым лесом. Проезжаем мостами через мелкие реки. Иногда асфальт сменяется бетонкой.

Гид заявляет, что в Зоне за годы отсутствия людей развелось много диких животных. Но, как я ни старался, заметить медведя, лисицу или оленя мне так и не удалось.

Первая остановка — брошенное во время эвакуации село Залесье.

-+-

Здесь было бы круто сделать небольшое отступление и рассказать о видах радиоактивных излучений. Я попробую, но почти уверен, что моё объяснение будет слабым и очень неточным. Если кто-то из читателей готов понятно объяснить то, что мне плохо удалось — напишите в комментариях или на почту, пожалуйста.

Альфа-излучения обладает небольшой проникающей способностью, а период полураспада его источников относительно короткий. Поэтому в Зоне альфа-излучение не учитывается — спустя 30 лет после аварии его нет, либо оно настолько слабое, что им можно пренебречь.

Бета-излучение обладает несколько большей проникающей способностью. Однако, со слов наших гидов, для защиты от него достаточного плотного слоя одежды. Вещества с этим видом излучения после аварии осели в верхних слоях почвы и на зданиях. В упомянутом уже Залесье дозиметр, который для измерения бета-излучения подносят к земле на расстояние сантиметров в 10, чаще всего показывал излучение в пределах нормы, либо немногим выше. Однако, были отдельные «пятна», где излучения превышало норму в десятки и сотни раз. Ходят легенды о незатейливых туристах, которые влезли в такие «пятна» одеждой или обувью, и потом, не пройдя дозиметрический контроль на выезде из Зоны, отправлялись домой без «грязной» одежды. По этой же причине в Зоне запрещается ставить предметы на пол и кушать вне специально отведённых для этого мест. Период полураспада радиоактивных веществ с бета-излучением, которыми заражена Зона, чаще всего исчисляется десятками лет.

Гамма-излучение обладает большой проникающей способностью. Именно для того, чтобы оградить окружающую среду от воздействия этого вида излучения, над разрушенным энергоблоком Станции возвели саркофаг. Период полураспада источников гамма-излучения исчисляется сотнями и тысячами лет.

Дополнение от Егора Егорова: что касается радиации, то нужно смотреть под другим углом: главная опасность не в излучении, а в источниках. По Зоне рассыпаны куски топлива и графитовой кладки реактора, а также многочисленные материалы с наведённой радиацией. Графит практически не отмывается с поверхностей. А каждый кусочек топлива, размером даже в пару микрон, светит и альфа, и бета, и гамма-излучением. И главная опасность состоит в том, что он может внезапно куда-то полететь и приземлиться тебе в лёгкие или в желудочно-кишечный тракт. И вот там уже альфа-излучение станет самой главной проблемой, практически неминуемо фатальной.

Сейчас в Зоне на туристических маршрутах поймать частицу уже нереально, но для желающих есть специальные места. Плюс, под землёй лежат изотопы буквально всей таблицы Менделеева. Конечно, со временем активность гаснет, но полураспад Плутония превышает возраст человечества, например.

Поймать слегка грязную пыль в Зоне элементарно, но, к счастью, почти всегда это просто пыль, и на выезде она смывается; в крайнем случае отправляют мыться в Буряковку :)

-+-

В Залесье встречаются артефакты, которых не встретишь в современном городе.

Законы о декоммунизации сюда не дошли.

Видно, что одной и той же тропой водят практически всех туристов. Встретил, например, вот такую вот инсталляцию. Это явно заготовка какого-то фотографа, искусственно создающего атмосферу грусти, покинутости и смерти.

Хотя, скажу прямо, её не нужно создавать как-то дополнительно. Везде, где видны следы былой жизни, теперь довольно печально.

Временами я совсем забывал о том, что в Зоне есть какая-то опасность: вокруг красивая золотая осень, нет ни следа того, что что-то не так. А потом обязательно встречался знак об опасном уровне радиации, или дозиметр сходил с ума от высокого уровня излучения.

§

Станция унаследовала своё название от районного центра — города Чернобыль. Он и стал местом следующей остановки.

В Чернобыле нет уличной рекламы, современных магазинов и вообще жизни в каком-либо современном понимании. В городе живут только те, кто занят в обслуживании Станции и Зоны. Нынешний Чернобыль очень напоминает декорации к фильму Алексея Балабанова «Груз-200» — холодное, почти безжизненное место. Пусть и с населением в полторы тысячи человек.

В городе под открытым небом действует музей техники, которая участвовала в ликвидации последствий аварии. Оказывается, такие страны, как Германия и Япония не только предлагали свою помощь в ликвидации последствий аварии, но и прислали роботизированную технику. Рассказывают, что немцы, перед отправкой своих роботов, запросили у советских властей уровень радиации, который должна выдерживать техника. Наши власти сознательно занизили уровень, так как не хотели раскрывать масштабы аварии. Из-за этого немецкая техника не была подготовлена для работы в условиях сильнейшего излучения, и почти сразу перегорела. В результате, на тех завалах, которые должны были расчищать роботы, работали солдаты с лопатами. Возможно, это просто легенда. Но зная, что сам факт аварии действительно скрывался, в эту легенду легко поверить.

По пути к Станции заехали буквально на несколько минут в секретный некогда военный городок Чернобыль-2. В нём расположена советская загоризонтная радиолокационная станция «Дуга», созданная для раннего обнаружения пуска межконтинентальных баллистических ракет. Станция прекратила работу в день аварии. Часть оборудования была вывезена в Комсомольск-на-Амуре, где находилась похожая станция. Но, из-за запрета вывоза материалов из Зоны, эта уникальная конструкция стоит по сей день.

По фото совершенно невозможно понять её размеры, но они потрясают. В интернетах пишут, что её длина — больше 500 метров, а высота — больше 100. Жаль, что рядом с ней мы провели очень мало времени. Не удалось даже обойти её со всех сторон.

А вот и сама Станция. Слева, под арочным саркофагом, разрушенный в результате аварии четвёртый энергоблок. Примыкающее к нему справа здание — третий энергоблок. Ближе к центру кадра, по обе стороны от высокой трубы — первый и второй блоки. На переднем плане — искусственный пруд с водой для охлаждения турбин. Говорят, что когда работали все четыре энергоблока, температура воды в пруде даже зимой была больше двадцати градусов.

А это — недостроенные пятый и шестой энергоблоки Чернобыльской АЭС.

Приехали мы и на смотровую площадку рядом с четвёртым энергоблоком. Рядом со Станцией действует частичный запрет на фотографирование. Станцию со смотровой площадки фотографировать можно, а забор и КПП перед этим местом — нет.

Новый саркофаг построили совсем недавно. Причём, строили его в стороне от блока, а потом по специально подготовленным рельсам передвинули на нужное место.

Работы по герметизации саркофага и консервации станции продолжаются по сей день.

Местные работники рассказывают, что французская компания, возводившая новый саркофаг, взяла за это неприлично много денег. Я же даже представить себе не могу, как оценивается проект подобной сложности в денежном эквиваленте. Кажется, что за его исполнение нужно было платить столько, сколько просили.

Но главное, что саркофаг, оказывается, не решение проблемы, а лишь временная её консервация. Чтобы решить проблему, нужно найти способ захоронить радиоактивные материалы, что лежат внутри разрушенного реактора. А на сегодняшний день попросту не существует технологий, с помощью которых можно было бы решить эту задачу.

Пока мы едем несколько километров, которые отделяют Станцию от Припяти, нам показывают документальные съемки о том, как выглядел молодой город до аварии. Кадры советской хроники сопровождаются известной песней о крылатых качелях. Припять на этом видео кажется замечательным городом, полным солнца, воздуха и жизни. А за окном автобуса, в котором мы едем, то и дело мелькают столбики со знаками «Опасно, радиация!».
Ролик заканчивается, мы выходим из автобуса, и видим современную Припять.

Контраст между тем, как выглядела Припять на видео, и тем, какой я увидел её собственными глазами, произвёл на меня самое сильное впечатление за всю поездку.

Припять основали в семидесятых, как будущий город-спутник Чернобыльской АЭС. Если верить Википедии, Припять находится всего в двух километрах от Станции.

Статус города Припять получила в 1979 году. А в 1986, когда и произошла авария, в ней жили почти пятьдесят тысяч человек.

Чернобыльская станция, одна из самых мощных в СССР, считалась престижным местом работы среди специалистов отрасли. К тому же, оклад сотрудников ЧАЭС был выше, нежели средний в сфере энергетики. Благодаря этому, город стремительно развивался.

Молодые специалисты могли получить квартиру в Припяти быстрее, чем в других городах Союза. Город был обеспечен нужным количеством детских садов, школ, спортивных площадок и стадионов. Средний возраст жителей Припяти в 1986 году составлял 26 лет.

Припять не была закрытым режимным городом. Скорее, наоборот. Сюда привозили иностранных журналистов и делегации, чтобы показать одно из достижений советского режима. Конечно, благодаря этому в магазинах города не было дефицита. Складывается впечатление, что Припять была действительно приятным городом для жизни.

Славная история этого города прервалась 27 апреля 1986 года, на следующий день после аварии. Жителей города эвакуировали. Сейчас Припять — мёртвый город, хотя по рассказам в нём работают несколько предприятий, вроде станции по очистке воды и гараж спецтехники.

Гуляя по тем местам, которые раньше были улицами Припяти, иногда нужно внимательно приглядываться, чтобы за густыми рядами деревьев и кустов разглядеть здания.

Но в этом небольшом городе достаточно монументальных зданий, характерных для всех городов бывшего СССР.

Похоже, что за день в Припяти я стал лучше понимать эстетику советской архитектуры, с присущими ей прямыми чёткими линиями и формами.

Хотя, некоторые формы просто язык не поворачивается назвать простыми.

Очень обидно, что вандалы разбили окна и витрины почти во всех зданиях, уничтожили многие элементы городской среды, которые сейчас было бы невероятно интересно разглядывать.

Но были и интересные истории. Так, например, на крыше одного из жилых домов, где изначально была установлена надпись «Хай буде атом робiтником, а не солдатом», какие-то ребята срезали букву «а» в первом слове, и надпись стала выглядеть, как «Х й буде атом робiтником, а не солдатом». Букву «а» вернули на место сталкеры, но эта история навсегда останется с нами.

Дошли мы и до парка аттракционов, который планировали открыть 1 мая 1986 года. Как мы теперь знаем, этому плану не суждено было сбыться.

В прошлом, кажется, году, в Припять приезжали сталкеры из Польши, которые раскрутили колесо обозрения, а также подключили электросеть некоторых домов к генераторам. Ребята, наверное, хотели оживить город, но руководство Зоны после этого случая ужесточило правила поведения для туристов.

За день в Чернобыльской зоне отчуждения я получил дозу радиации в 3 микрозиверта. Для сравнения, такую же дозу радиации можно получить за один полёт средней продолжительности на обычном гражданском самолёте.

§

По пути обратно в Киев гид рассказывал об основных версиях того, что стало причиной аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Среди них обычно называют неудачную конструкцию реактора РБМК-1000, которые использовались на ЧАЭС, ошибку персонала, и даже диверсию западных спецслужб.

В завалах при взрыве энергоблока и от смертельных доз радиации, полученных при тушении пожара ночью 26 апреля, погиб 31 человек. Тысячи человек, ликвидировавших последствия аварии, получили большие дозы радиации. Кто-то из них умер, а кто-то жив по сей день, но и продолжает бороться с проблемами со здоровьем. Десятки тысяч человек навсегда покинули свои дома при эвакуации из тридцатикилометровой зоны вокруг Станции. А оценить последствия аварии с точки зрения влияния на экологию нашей планеты и, как следствие, здоровье всех нас, — вообще невозможно.

История с ЧАЭС отлично демонстрирует условность границ в современном мире. Электроэнергию, которую производила Станция, потребляли локально несколько областей Украины. А ликвидация последствий аварии — задача, над которой работает и будет работать ещё много поколений международного сообщества.